В развитии русского фаянсового производства выдающуюся роль сыграл фаянсовый завод Ауербаха в сельце Домкино. Однако этот самый славный период деятельности завода остается недостаточно изученным.

Завод возник в 1809 году вблизи сельца Домкино, бывшего Корчевского уезда Тверской губернии. Его устроителями стали богемский аптекарь Бриннер и два мастера — иностранца с фарфорового завода Гарднера. Надо полагать, что работы на нем почти не производились, а если и было выпущено какое — то количество изделий, то они носили характер пробных образцов.

В середине 1810 года завод был продан другому аптекарю Андрею Яковлевичу Ауербаху. Новый владелец за короткий срок увеличил количество выпускаемой посуды. Прежде всего, было обращено внимание на художественную сторону фаянсового дела. Об этом напоминают статистические сведения. В 1812 году на заводе имелись 2 печи и 15 вольнонаемных рабочих. Было выполнено 75 столовых сервизов и все они были проданы. По сведениям 1813 —1914 годов завод уже имел 4 печи и 83 вольнонаемных рабочих. Ассортимент фаянсовой посуды был расширен.

Менее пяти лет потребовалось А. Я. Ауербаху, чтобы изделиями своего завода завоевать покупателя и получить большую известность. «Содержатель опой употребил большие суммы и много трудов, дабы возвесть се на настоящею степень совершенства. Старание его увенчалось наилучшим успехом, ибо фаянс Ауербахов по доброте своей,по приятной белизне и красивой отделке равняется с превосходным киевским фаянсом», — писала « Северная почта».

Ауербах настойчиво пытается найти местные глины в соседних уездах, вместо глуховского каолина. Однако достойной замены не нашлось. Гжельская глина применялась только для производства капсюлей и огнеупорного кирпича.

Для расширения фаянсового производства и улучшения качества продукции Ауербах в 1819 год получает долгожданную ссуду в 25.000 рублей. Имя фаянсового фабриканта становится известным при дворе. Он получает заказ на изготовление трех больших дворцовых сервизов : для Павловска, Придворной конторы и Тверского дворца. Царь Николай  I. награждает фабриканта бриллиантовым перстнем.

В Москве, на Ильинке он имел лавку для продажи фаянсовой посуды.

Возможно, успехи фабриканта болезненно воспринимались владельцем земли , на которой располагался завод. В то же время, Ауербах, возможно, хотел иметь более удобный водный путь для транспортировки сырья и готовой продукции. Владелец земли Ф. А. Головачев не захотел продлевать аренду на землю и лесные дачи, которые за эти годы, возможно, истощились.

Результат деятельности фаянсового завода в сельце Домкине можно было видеть на первой промышленной выставке в Санкт — Петербурге в 1829 году. Изделия  А. Я. Ауербаха были удостоены большой серебряной медали. Через 4 года он удостаивается права на своих изделиях употреблять государственный герб.

В 1829 году фаянсовый завод переводится в сельцо Кузнецово того же уезда. Он был устроен на берегу речки Донховки, недалеко от впадения ее в Волгу.

Вот описание завода Ауербаха в 1828 году, перед его переводом в сельцо Кузнецове: «Фаянсовый завод содержателя А. Я. Ауербаха в Корчевском уезде, на наемной у коллежского асессора Головачева земле. Устроен в 1809 году, обширностью на 100 сажен в длину и на 50 в ширину. Строение деревянное: два дома для точения посуды на 32 токарных станках, три дома с машинами для молотья массы или состава; дом для деланья капсюлей , дом называемый «цедильная»; дом о двух горнах для обжига рисовальной посуды м в оном печь для закала песку; дом для красильни; для мастеровых и рабочих людей 12 флигелей; кузница, магазин и два анбара».

Здесь же указан ассортимент и количество выработанной разнообразной посуды: столовые и чайные сервизы, разнообразные виды тарелок, блюда, полоскательные чашки, чайники. Названо количество рабочих : «в мастерстве — 45, в простой работе — 48, а всего 93 человека, вольнонаемных».

Так завершилась славная история фаянсового завода в сельце Домкино. Она продолжает напоминать о себе замечательными сохранившимися изделиями раннего Ауербаха.

Следы ее сохраняет и возвышенное поле, где когда-то располагался завод. Крестьянский плуг, а затем трактора более века перемалывали битую или бракованную посуду и капсюли для ее изготовления. С каждым годом кусочки становились все меньше и меньше. Удивительно то, что краски и глазурь от таких условий не исчезли и по-прежнему привлекают своим разнообразием, простотой и мастерством исполнения.

Всегда тянет еще раз посетить место, где начиналась слава русского фаянса, где в лесной глуши создавались первоклассные произведения керамического искусства, не уступавшие иностранным образцам, где оставлен труд, талант и жизнь многих русских умельцев — мастеров. Это — поле корчевской славы и гордости, не отмеченное никаким памятным знаком.