Лансере Евгений Евгеньевич

Лансере Евгений Евгеньевич (1875-1946)

Семейная традиция (отец — скульптор Е. А. Лансере, дядя — А. Н. Бенуа) предопределила художественное поприще Е. Е. Лансере.

Получив образование (Рисовальная школа при ОПХ, 1892-96; в Париже у Ф. Коларосси и Р. Жюлиана, 1896-99), он, так же естественно, в силу родственных и дружеских связей, оказался членом объединения «Мир искусства» и сотрудником его журнала. Но, во многом разделив коллективную программу европеизации искусства, Лансере остался не затронут характерным для его круга ностальгическим ретроспективизмом.

Его работы в журналах («Мир искусства», «Золотое руно», «Аполлон»), в книжной графике («Венок Врангелю», «Царская охота на Руси», обе 1902; «Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны», 1910) и в сценографии (спектакли петербургского Старинного театра) утверждают принципы «нового стиля»; однако в исторических стилизациях («Петербург. У старого Никольского рынка», 1901; «Петербург начала XVIII века», 1906; «Ботик Петра I», 1906; «Корабли времен Петра I», 1911) нет печали об ушедшем, но есть радостное, романтически-взволнованное повествование, любование архитектурной и корабельной фактурой, декоративной красотой петербургских марин.

Сатирические рисунки в журналах «Зритель», «Жупел» и «Адская почта» (после закрытия «Жупела» Лансере взял на себя издание «Адской почты»), а также участие в создании «Календаря русской революции» (1907, запрещен сразу же после выхода) тоже несколько выделяют художника из «мирискуснического» круга: сатира Лансере слишком конкретна, а политическая ориентированность очевидна.

Лучшая предреволюционная работа Лансере — иллюстрации к «Хаджи-Мурату» Л. Н. Толстого (в полном виде книга вышла в 1918 г.) — как бы знаменует непрерывность его творческой биографии: несмотря на «мирискусническое» понимание книжного ансамбля и изысканную графичность «петербургских» разворотов, общий декоративно-живописный строй иллюстраций предвосхищает цикл к толстовским «Казакам» (1917-36).

Кавказская тема сделалась важнейшей для художника и по житейским обстоятельствам: три года (1917-20) он провел в Дагестане, затем долго жил в Тбилиси — работал рисовальщиком в Музее этнографии, в Кавказском археологическом институте (выезжая в этнографические экспедиции), был профессором Тбилисской АХ.

С переездом в Москву (1933) начинается новый этап его деятельности, связанный отчасти с театром («Горе от ума» в Малом театре, 1938), но более всего с монументальной живописью (плафоны ресторана Казанского вокзала, гостиницы «Москва», зала Большого театра). Главный мотив росписей — праздничное ликование народов молодой строящейся страны. Дар перспективиста и декоративиста и органическая, без риторики, мажорность мироощущения художника нашли выход в этой сфере.

Характерно, что, работая над плафоном ресторана Казанского вокзала, Лансере не вспоминает собственных дореволюционных эскизов той же росписи — тогда союз Европы и Азии изображался аллегорически (Европа на быке, Азия на драконе), теперь же аллегория сменилась конкретными сценами дружбы народов. Одна из последних работ Лансере — серия гуашей «Трофеи русского оружия» (1942) Являясь актуальным откликом на военные события, эта серия выражает неизменно важную для художника тему исторической преемственности.

Лансере Евгений Евгеньевич